Вклассе царило дикое оживление: все вертелись, шушукались, кое-кто даже вскакивал со своего места, чтобы посмотреть в окно - страница 6


*Я сейчас!..* - вскрикнула О’Тин и поплыла к раненому животному.

Ещё один дротик пропорол воду и воткнулся в плечо Нит’о.

*Зараза! – закричал юноша. – Я убью эту тварь!*

*Не надо! – запротестовала девушка, успокаивающая дельфинов. – Лучше уйдём на дно! Ещё не время!!*

*Нет, мы телепортируемся, - процедил злобно Нит’о. – Хватай Сели и держись за меня.*

*Но ты ранен!*

*К чёрту рану!*

Они обхватили за бока дельфинов, Иснэн свободной рукой ухватилась за руку Нит’о и зажмурилась.

Стало холодно и неприятно, по коже побежали мурашки. Нон тут же всё закончилось, и они оказались в бассейне дельфинария.


В госпиатле Нит’о вытащили из плеча дротик и зашили рану. Медсестра, заканчивая «штопку», заметила:

-Шрам останется.

-Какая разница, - махнул рукой юноша. – Одним больше, одним меньше…

-Как же это тебя угораздило?

-Не знаю. Выронил из рук самострел.


Девушка и юноша сидели на ступеньках у входа в общежитие. Иснэн с тревогой спросила:

-И часто такое происходит?

-В последнее время слишком часто, - серьёзно ответил Нит’о. – Кто-то явно хочет моей смерти.

-Я догадываюсь, кто, - усмехнулась вдруг О’Тин. – Вся мужская часть населения Вэльтен Канте! Из-за тебя все девчонки просто с ума посходили!..

-Да ладно! – отмахнулся юноша.

Иснэн подсела к нему поближе и крепко обняла его за плечи:

-У меня скоро Испытание.

-Если пройдёшь, я тебя сам возьму в свой экипаж.

-Но тебе же не нужны экипажи! – возразила девушка.

-Ты забыла, кто мы с тобой, - усмехнулся он и накрыл своей ладонью её ладонь. – Мы должны быть вместе.

В этот момент перед общежитием остановился чёрный «Кадиллак».

-Это к тебе, - улыбнулась О’Тин. – Иди, не заставляй его ждать, а то ещё ревновать начнёт!

-Ладно, пока! – чмокнув девушку в щёку, Нит’о встал со ступенек и направился к машине.

А Иснэн, прижав ладонь к щеке, в которую пришёлся поцелуй, смотрела, как юноша садится в автомобиль и уезжает. Это было странно… получить от него поцелуй. Странно…

Позади неё раздались шаги, девушка обернулась.

И получила пощёчину.

-Как ты смеешь?! – кричала на Иснэн Эрика. – Ты появилась здесь и вскружила ему голову!..

-Из-за тебя он не смотрит на нас! – вопила Моника, залепившая О’Тин ещё одну пощёчину.

На крыльце столпились все девушки, считавшие себя обделёнными вниманием Нит’о по вине Иснэн.

-Стоило тебе появиться здесь, как он тут же забыл о нас! – кричали они.

О’Тин поняла, что сейчас попросту начнётся драка, но быть избитой чокнувшимися девицами ей не хотелось совсем. Поэтому, когда Рита занесла руку для пощёчины, она получила внезапный отпор: Иснэн поймала её руку и больно сжала запястье. Ощерившись по-волчьи, О’Тин сверкнула глазами. Её волосы, распущенные после купания, встали дыбом во всю свою длину. От Иснэн стало исходить мрачное сияние.

-Если вы сейчас же не оставите нас с Нит’о в покое, - прошипела О’Тин, - я разнесу к чёртовой матери весь ваш остров!!!

Девушки тут же с писком разбежались.

А Иснэн, выдохнув, пригладила растрепавшиеся волосы, поправила одежду и вошла в общежитие походкой королевы.

В своей комнате она обнаружила Юки, которая плакала, зарывшись в подушки… причём вторая подушка была с кровати Иснэн. Сев рядом с девушкой на край кровати, О’Тин спросила:

-Юки-тян, в чём дело?.. Что случилось?

Девушка не ответила, но просто разрыдалась. Тогда Иснэн ласково взяла её за плечи и повернула лицом к себе:

-Юки-тян…

И смокла. Потому что у Юки на лице были четыре жуткие полосы, уже зашитые в госпитале хирургом, и красовался синяк под глазом.

-Что это?..

-Веда-сан… - пробормотала Микагава, пряча лицо за подушкой, которую прижимала к груди. – Она сказала… сказала, чтобы я даже не смела смотреть на Коу-саму…

-Ах она тварь… - прошипела Иснэн, переполненная праведным гневом. – Я ей устрою!..

-Не надо, Иснэн-сан!.. – Юки вцепилась в О’Тин. – Не надо, пожалуйста!.. Веда-сан очень сильная!..

-Не сильнее меня! 4 камня – это слишком мало!..

-Но… пожалуйста… я очень прошу! Для меня…

Немного подумав, Иснэн сделала для себя какие-то выводы и сказала:

-Хорошо. Раз ты так просишь, я не буду.


Этой ночью Иснэн опять не спалось. Она лежала в темноте на кровати и смотрела в потолок, серый в свете узкого полумесяца, робко заглядывающего в окно. Девушка думала о Нит’о и фон Митвингсе. Эти двое счастливы вместе… Почему она не может быть тоже рядом с Сином?.. Ведь она тоже любит его… Почему так вышло? Она тоже хочет быть счастливой… Нит’о обещал, что скоро они будут вместе. Но это будет означать их конец. Нит’о знает об этом. Они оба знают. Знают и, тем не менее, стремятся снова соединиться, чтобы никогда больше не разлучаться. Они будут вместе, а Син – останется в одиночестве. Приходится выбирать…

Иснэн прислушалась, но ничего, кроме дыхания спящей Юки, не услышала.

Кто-то хочет убить Нит’о, и изо дня в день на юношу происходят покушения. Пока ему удаётся выжить, но если в один прекрасный день ему просто не повезёт?..


Ночью на пляже сидели двое: фон Митвингс и Нит’о. Син крепко обнимал юношу за плечи, будто боялся, что тот сейчас исчезнет, растворится в ночном воздухе…

Лунная дорожка играла на поверхности воды, дул приятный лёгкий ветерок.

-Син… я должна тебе кое-что сказать, - проговорил Нит’о очень тихо.

-В чём дело, малыш? – фон Митвингс почувствовал тревогу.

-Возможно… скоро мы расстанемся. Навсегда. Но ты не думай, что я тебя разлюбила. Нет! Это не так! - Нит’о обнял парня за шею и посмотрел ему в глаза. – Просто… У меня есть долг, который я должна выполнять. Долг перед жизнью, перед миром… перед человечеством.

-Ты говоришь жуткие вещи.

-Возможно. Но… ты ведь знаешь, кто такой Креатор.

-Знаю.

-И тогда прекрасно знаешь, что такое этот остров, этот колледж… А если так, то ты должен понимать, что однажды сюда должна была прийти я, чтобы положить всему конец. Но, возможно, потом, после всего этого, когда всё закончится, мы когда-нибудь встретимся снова. И всё будет совсем-совсем по-другому!.. Мы опять будем вместе, но я буду собой… и всё будет по-другому: гораздо лучше.

-Не говори так – мне больно это слышать.

-Син, что бы ни случилось, помни: пока я чувствую твоё тепло – я живу, и если ты будешь продолжать меня любить, я смогу вернуться к тебе даже с края света.

-А теперь ты запомни, малыш, - Син взял лицо Нит’о в свои ладони. – Каким бы ни был твой долг, ты не должна бросаться очертя голову на встречу смерти. Ты не должна идти умирать, ты должна идти выжить. Понимаешь? Не повторяй своих прошлых ошибок. От твоего желания жить или умереть зависит моя жизнь или смерть. Запомнила?

Нит’о только кивнул.


Оставшиеся два месяца до Испытания новичков Коу и Нит’о всё своё свободное время проводили в мастерской: они создавали новые мехи, абсолютно непохожие на старые. Эти модели были меньше размером, легче, у них было другое оружие, и у них вместо экипажа был только один пилот. Цецилия, не понимающая такого технического переворота, только щёлкала языком и продолжала конструировать форму пилотов этих новых мех. Коу, если честно, тоже не совсем понимал, для чего нужны эти «мелкие» мехи, высотой всего в три метра, которыми ОН САМ никогда бы не смог управлять.

Вылезая из недр очередной мехи-карлика, весь перепачканный машинным маслом, Нит’о ответил на вопрос друга:

-Понимаешь, идёт эволюция. Люди меняются. Ты, наверно, заметил: сначала собирали по одному камню, затем по два, ты сам собрал три, Веда, пришедшая после тебя, собрала 4, а я… про себя молчу. Жизнь не может стоять на месте, особенно, когда ей угрожает полное уничтожение. Когда появились Тени, появились и первые люди-«стихии». Конечно, они были и раньше, но не в таком количестве. Жизнь не хочет исчезать с лица Земли. И она создаёт нас – своих защитников.

Нит’о порылся в ящике с инструментами и, достав, нужный ему гаечный ключ, снова полез в меху. Коу, лежащий под другой мехой, перевернутой на бок, собирал её «внутренности». Уронив себе на лицо шестерёнку, он выругался, а затем спросил снова:

-Но причём тут эта «мелочь»? Мы собираем то, что никогда не будет работать!..

-Неправда, - возразил Нит’о уже из мехи. – Они будут работать. После Испытания появятся новые, непонятные вам носители стихий. Они как раз и будут управлять «мелочью».

-Откуда ты знаешь, Нэн?

-Скажем так, - усмехнулся его друг. – Я могу немного предвидеть будущее. Этим ребятам будет легче – меньше возни с мехами, но с другой стороны и тяжелее – они одни такие в своём роде. Я только одного боюсь…

Нит’о вылез из мехи и уселся на пол мастерской. Вытер лицо тряпкой и тяжело вздохнул: его руки сильно тряслись, ничего не могли держать…

-Чего ты боишься? – Коу тоже вылез из-под мехи и сел рядом с другом.

-Понимаешь… - лицо Нит’о было встревоженным. – Тени что-то притихли: вот уже несколько месяцев ни одного нападения. Наверно, они что-то задумали… Как бы нам не столкнуться с чем-то более серьёзным. Идёт эволюция…

Коу тоже задумался. Его друг был прав – это затишье было подозрительным. Обычно такое затишье бывает перед сильной бурей…

Неожиданно дверь открылась и в мастерскую вошла Цецилия с готовой формой в руках.

-Мальчики, - улыбнулась она, - как вам это?

Она развернула одежду, и глазам юношей предстала белая форма с синими полосками по краям, очень похожая на некий плащ. Чуть ниже ключиц под небольшой накидкой были два жёлтых клапана. Такие же были на поясе, но их было 4.

-Я сделала всё, как ты сказал, Нит’о, - добавила девушка. – Материал тоже особенный: пропитан раствором ая.

-Зачем? – удивился Коу.

-Так форма будет лучше пропускать их энергию, новичков, в смысле, - объяснил Нит’о. – Мехи будут заряжаться от одного только соприкосновения с ними, как Хусам.

-Подожди, это значит, что наши экипажи больше не будут пополняться? – встревожился Коу.

-Честно говоря… не знаю. Быть может, это только новое направление… - пожал его друг плечами, а затем обратился к Цецилии: - Чудесно сработано, детка!..

Девушка, услышав это, пошла пунцовыми пятнами.


Наступил день, когда в Колизей на Испытание пришли 31 человек новичков. Их тут же разобрали инструкторы на небольшие «партии», которые были отправлены в разные залы. А там – каждая «партия» проходила Испытание по одному, остальные ждали в коридоре, пока «везунчик» проявлял свои способности за дверью.

Вместо погибших близнецов Испытание проводили другие люди. Но тест с камнями проходил под личным руководством Сина фон Митвингса.

Всё было нормально, как обычно. За исключением одного обстоятельства: 25 человек из 31-го на тесте в виртуальном городе находили только по одному камню, но цвет этих камней был не синим, а… зелёным. Остальные 5 человек были обычными представителями стихий: две огня, земля, внутренний мир и сила. Они собрали по два синих камня.

Последняя 31-ая из испытуемых повергла Сина в шок. Это была Иснэн О’Тин. Девушка собрала 5 синих камней… и один зелёный. Такого не было никогда!..

Как только Испытание было закончено, в главный зал Колизея, где все собрались, ворвался Нит’о с криком:

-Я должен сказать!..

Господин Хи с опаской посмотрел на юношу, о котором ходила слава гения, героя и очень опасного человека, который к тому же вскружил голову всем представительницам женского пола на острове.

Син удивился такому вторжению, но разрешил юноше высказаться.

Нит’о, встав посреди зала, решительно заговорил:

-Началась эволюция, господа! Мир меняется, меняемся мы. Сегодня на Испытании, как мне известно, произошло нечто необычное. Те, кто нашёл камни другого цвета, пожалуйста, сделайте шаг вперёд!

Когда 25 человек выполнили его просьбу, Иснэн робко спросила у фон Митфингса:

-И мне тоже?

Тот кивнул.

Нит’о обратился к директору, Сину и инструкторам:

-Эти люди – новая волна. Природа наделила их иными способностями. Они не смогут управлять обычными мехами, от них не будет толка ни в «Крафте», ни в «Траум». Они – другие. Зелёный цвет их камней означает только одно: новые вершины, новые возможности. Это новая ступень эволюции носителей стихий. Они сочетают в себе все 5 стихий одновременно, но не могут их разделять. Для них… мы с де’Ноире и Рэйджио создали новые модели. Это будет совершенно новый отряд, который будет обходиться бех экипажей, потому что новыми моделями будут управлять только пилоты. Позвольте мне принять командование этим новым отрядом!..

Проводившие Испытание переглянулись. Наконец заговорил Син:

-Хорошо, господин Нит’о. Если вы согласны взять на себя всю ответственность за жизни этих людей…

-Согласен! Поскольку я управляю Хусамом без экипажа и конструировал новые модели, я смогу командовать новым отрядом.

-Хорошо, - Син тепло улыбнулся. – Ну, что ж, ребята… Перед вами ваш командир, который позаботился о вас ещё задолго до того, как мы узнали о вашей исключительности. Передаю вас ему. Отныне вы – новый отряд. И я от имени Креатора, основателя колледжа, даю вам название «Вэлла» - волна.

А затем, вспомнив про Иснэн, фон Митвингс поинтересовался:

-Кстати, господин Нит’о, у нас тут есть один нюанс: что мы будем делать с леди О’Тин? Она собрала 5 синих камней и один зелёный.

-Это логично, - пожал плечами юноша. – Она – промежуточное звено. 5 камней – это 5 стихий, а один зелёный камень равен пяти синим. Если вы, господин Президент, разрешите, я заберу леди О’Тин в свой отряд. Мне нужен напарник в Хусаме – он сильно меня изматывает.

Усмехнувшись, фон Митвингс покачал головой:

-Господин Нит’о, вы всегда впереди нас на целый шаг. Похоже, вы ждали сегодняшнего дня, прекрасно зная, что должно произойти.

-Не забывайте, господин Президент, что в своё время я тоже собрал 5 синих камней. Конечно, это не сравнить с вашими семью… но на то вы и Президент, а я – всего лишь командир нового отряда, - Нит’о загадочно улыбался.


В тот же день Нит’о забрал свой новоиспечённый отряд на полигон: знакомить с мехами и объяснять обязанности. Новички с благоговением смотрели на своего прихрамывающего командира. Все 25 человек, собравших зелёные камни вместо синих, были младше Нит’о и О’Тин: им было от 10-ти до 16-лет.

На полигоне Нит’о, де’Ноире и Цецилия показали новичкам их миниатюрные, по сравнению с остальными гигантами, мехи и вручили форму. Когда ребята собрались в общей раздевалке, Нит’о попросил показать их плечи. Как и думал юноша, у них у всех уже были отверстия в коже… Затем юноша попросил их показать кажу на поясе… Там тоже были отверстия: два справа и два слева. Только у Иснэн на талии не было ничего подобного…

-А тебе оно и не понадобится, - успокоил её Нит’о. – Ты будешь со мной в Хусаме.

Цецилия и де’Ноире в удивлении смотрели, как их друг объясняет юнцам принципы работы «мелочи»: ребята забирались внутрь мех, и машины, чувствуя прикосновения своих хозяев, начинали включаться. Затем кабели подключались к клапанам на форме и тонкие-тонкие провода проникали в тела через отверстия… Пилоты и их мехи становились одним целым. Заняв свои места в машинах, новый отряд попросил своего командира показать Хусама… Они были в шоке, когда увидели серебряного гиганта с чёрными росчерками молний, который был в два с половиной раза выше их трёхметровых «карликов».

Нит’о переоделся в ту же форму, что и его подопечные, в неё же заставил одеться и Иснэн. А затем юноша и девушка быстро забрались в отсек защитников. Сели в кресла, стоящие спиной друг к другу. Кабели немедленно подключились к ним.

-Круто!.. – воскликнула девушка, сжимая рычаги. – Как давно я этого не чувствовала!..

-Ну, Ис, покажем им класс! – предложил Нит’о.

-Покажем!

Хусам взмыл в небо серебряной стрелой.

*А теперь, - произнёс Нит’о, обращаясь к своему особо одарённому отряду, - слушай мою команду! Всё делать только так, как я скажу. И только тогда, КОГДА я скажу.*

Под его чутким руководством «мелочь» начинала взлетать в небо…

-Ничего себе! – воскликнул ошарашенный де’Ноире, глядя в небо и прикрывая глаза рукой от солнца. – Как точно он всё рассчитал!

Цецилия загадочно улыбнулась:

-Я думаю, этот мальчик появился в Вэльтен Канте не просто так… Его приход сюда знаменует серьёзные перемены.


-Слушай, Нит’о! Хватит дохать!.. – не выдержал уже Коу этого издевательства. – Уже первый час ночи! Я спать хочу!..

Его друг снова изошёлся кашлем. Недавно он подхватил простуду: на улице стояла страшная жара, и Коу купил мороженое себе и Нит’о. И юноша после того рожка пломбира свалился с температурой…

-Ну-ка, что у тебя там? – Коу забрал у Нит’о градусник и включил свет. – Слушай, я никак не могу понять, как его можно греть под мышкой? И что значат эти цифры?

-Сколько там? – прохрипел юноша.

-Тридцать восемь… и одна.

-Я же так сдохну… - простонал Нит’о.

-Лежи и не вставай!.. – скомандовал его друг и принялся менять компресс.

Нит’о его не слушал: он попытался сесть, но снова начался удушливый кашель.

-Лежи, я сказал, - де’Ноире опрокинул юношу назад на подушки.

-Надо… позвать Иснэн…

-Зачем? – обиделся Коу. – Я и сам справлюсь.

Нит’о замотал головой:

-Она… может вылечить. Она умеет.

Неожиданно окно в комнате распахнулось и над подоконником возникла светловолосая голова О’Тин. Девушка мгновенно оседлала подоконник, а через секунду уже была в комнате.

-А ты зачем сюда пришла? – возмутился Коу, стоящий перед ней в одних трусах.

Едва сдерживая улыбку, Иснэн отодвинула его в сторону и сказал:

-Я к больному. Лечить его буду.

Коу, сложив руки на груди, смотрел, как девушка садится на край кровати его друга и начинает прощупывать пульс на трясущейся руке Нит’о. Сначала лицо О’Тин было спокойным, потом девушка нахмурилась, а потом побледнела и дрожащими губами выдала:

-Его… Его отравили!..

-ЧЕГО?! – Коу чуть не сел на пол от такой новости. – КАК?! Ты шутишь?!

-Да не шучу я!!! – выкрикнула со слезами Иснэн. – Если мы его сейчас не доставим в госпиталь, к утру он угаснет, как свечка!

-Бог ты мой!.. - де’Ноире схватил свои брюки и принялся поспешно одеваться.

Нит’о был в полуобморочном состоянии, он ничего не соображал. Всё тело горело, ломило каждый сустав. Ныли бесчисленные шрамы… Но всё-таки краешком сознания он понимал, что надо бороться, иначе он просто откинет копыта, и тогда «Вэлла» - ещё не оперившиеся новички, ни разу не бывавшие в бою, останется без командира, Коу потеряет часть себя, Иснэн никогда уже не будет с ним, а Син… что будет с фон Митвингсом, Нит’о боялся и думать.

Одевшись, де’Ноире завернул друга в простыню, подхватил его на руки и понёс к выходу. Они почти бежали по коридору общежития, когда им навстречу попался охранник:

-Что здесь происходит? Куда вы идёте? Что здесь делает девушка?..

-Нам надо в госпиталь! – рявкнул Коу. - Нит’о умирает!!

Охранник ту же посторонился.

Иснэн выпалила:

-Я вниз, заведу машину, по дороге предупрежу медперсонал, - и она скрылась в полутьме коридора.

-Держись, Нэн! – Коу почувствовал комок слёз в горле. – Держись!..


Утром Нит’о с трудом открыл глаза и увидел белый потолок госпиталя. Перед глазами всё плыло, и юноша даже не стал пытаться сесть. Кто-то очень хочет его убить. Вопрос: кто и почему? Вспомнилась надпись в Полуденной Часовне, сделанная на плите углём. Кто-то уже похоронил его заранее. Кому же он так мешает?..

Нит’о принялся вспоминать, кому и что он успел сделать за время своего присутствия в колледже. Вообще-то никому и ничего он не сделал. А вот перейти дорожку всё-таки умудрился: все мысли юноши возвращались к тому рождественскому балу, когда они с Иснэн увидели ту малоприятную сцену в саду. Получается, что…

В этот момент дверь в палату открылась, и вошла Веда собственной персоной. Жёлтые глаза девушки с ненавистью смотрели на юношу.

-А ты живучий, - прошипела она. – Сколько раз я пыталась убить тебя, но ты всегда ускользал. Неужели у тебя, как у кошки, девять жизней?..

-Может быть, - процедил сквозь зубы Нит’о.

-Но как бы то ни было, - Веда улыбнулась, - твоя девятка давно закончилась. Больше ты от меня не убежишь.

В её руках сверкнул кукри.

-Веда, - юноша мило улыбнулся, что довольно страшно выглядело из-за шрама на его щеке. – Солнышко, объясни мне, за что?..

-За всё! – огрызнулась она. – За Коу! За мою любовь к нему! За те пощёчины! За то, что ты убьёшь его, если останешься жить! За Вэльтен Канте, который будет разрушен по твоей вине!.. – она замахнулась для удара, метя в сердце Нит’о.

-Прости меня, девочка, но так должно быть. Я – логичное завершение этого всего, - с этими словами Нит’о снова улыбнулся, но уже с печалью.

-Ты этого не сделаешь!!! – кукри со свистом ударил свою жертву в сердце.

И в это самое время в палату вбежали Коу, Син, Иснэн и врачи.

Веда повернула к ним своё перекошенное от ненависти лица, на котором была кровь Нит’о.

-НЕТ!!! – истошно закричала Иснэн, бросаясь к лежащему своей койке без признаков жизни юноше.



6333361477720299.html
6333548094209694.html
6333647027987542.html
6333731725446800.html
6333902233294194.html